Мастер-класс реконструкция домовой росписи

Росписная шкатулка Лебедь в стиле Мезенской росписи

Здравствуйте дорогие друзья и гости Ярмарки Мастеров!
Недавно делала на заказ шкатулку и фотографировала этапы работы, и готова поделиться с Вами процессом.

Заранее оговорюсь, тут надобно указать время, требуемое для создания данной работы: по 3 часа каждый день — итого неделя, более 3-х часов я уже уставала от процесса, а процесс терпеливый и аккуратный. Ну и лак для ногтей сохнет очень быстро, так же как и гуашь, поэтому нам не нужно особое время для просушки, только перед лакировкой.

  • Шкатулка (заготовка) деревянная;
  • Идея или тема для иллюстрации;
  • Карандаш и ластик;
  • Ручка и бумага (для эскизов);
  • Гуашь стандарт 12 оттенков (в данном случае использовались: Белая, Черная, Карминово-Алая и Желтая; Возможно для правки деревянного цвета понадобится — Охра);
  • Маленький канцелярский нож с острым кончиком лезвия — для отскрёбывания/правки краски;
  • Кисти № 0 синтетика (для каждого цвета отдельная кисть. );
  • Блюдечко для размешивания краски;
  • Прозрачный лак для ногтей (самый дешевый — 10-20 рублей, 1 флакончика хватит на долго!);

Мастер-класс«Типология образа князя Александра Невского как православного святого и героя Отечества»

Примериваемся к объему и масштабу, покупаем изначально разные заготовки, потому что когда нас настигает вдохновение нужно уже творить, и бумага нам нужна сразу 🙂 Так и тут — нужна свобода выбора масштаба.

Потом определяемся с тематикой и стилем, можем взять для вдохновения какую то другую работу и начинаем рисовать эскизы:

Основы проектирования музейной экспозиции

Обратите внимание, я нашла стиль Мезенской росписи и отрисовала элементы разные, а потом уже начала собирать из них как мозаику рисунок крышки шкатулки:

После нанесения карандашного рисунка на дерево, следует стереть лишнее и отрисовать максимально тонко линии, и если есть возможность — сделать их незаметными: дело в том, что я не наношу грунта и оставляю открытые места дерева, параллельно подстирывая ластиком карандаш (аккуратно чтобы не размазать ни гуашь ни карандаш — если не чистить ластик о бумагу он затирает грифель в дерево, и это видно на фото в районе шеи лебедя).

После этого приступаем к следующему этаму: закрашиваем аккуратно по контурам чёрный фон, обводим тонко шею, вихри, усики, звёздочки, пёрышки! На этом и следующих этапах нам потребуется терпение и внимательность. Я лично работаю без музыки и телевизора, и чтобы вообще никого рядом не было — музыка может провоцировать на танцы, или расслабление, а нам нужно сосредоточение, погружение в процесс и спокойствие, и отсутствие всяческих вопросов и разговоров с третьими лицами 🙂

Попробуем в незаметном участке красный оттенок, чтобы был ярким и чётким и, доведя чёрные контуры до конца, продолжаем работать уже с красным цветом (желательно другой кисточкой . В дальнейшем Вам потребуется вносить правки, а мыть каждый раз кисточку. не советую так делать, ведь при смешении ничего хорошего не выйдет.)

Далее подстираем ластиком контуры рисунка по обводке шкатулки и работаем Красным цветом:

После Красного дорисовываем чёрным:

Оставляем сушиться крышечку, приступаем к нижней части шкатулки.

Так же наносим рисунок карандашом и раскрашиваем сначала Красным потом Чёрным.
У меня получилось так, что я практически не наносила рисунок — натренировавшись на крышечке я уже спокойно покрыла шкатулку без прорисовки, нарисовав только широты и наметив меридианы:

Мастер-класс с Александром Сувалко на 6 смене форума «Территория смыслов» .

Просушиваем и покрываем лаком. А потом после просушки ещё одним слоем. Этого вполне достаточно, да и лак для ногтей очень хорошо сохнет, а гуашь — впитывает его в себя — поэтому меня это лично вполне устраивает.

Роспись старого комода, Жостово мастер класс (Часть 1)

Фото перед лакировкой:

В дальнейшем (чтобы не затереть рисунок снаружи — после покрытия лаком) по желанию можно покрыть росписью внутреннее дно шкатулки и обратную сторону крышечки:

Также на внешнем дне нижней части можно сделать свою авторскую подпись и год сотворения (фото другой шкатулки):

Nadine 2001-2009 (так долго собиралась закончить)..

Вот итоговые фото после покрытия лаком:

Расшифровка рисунка и символизм узоров

Тема: Лебедь
«уточки, гуси, лебеди — души далеких предков, которые вьются вокруг и помогают нам в трудную минуту . » «Это души тех, кто помогает нам, сопутствует нашему движению.»
А вокруг: стихийки закручивающиеся, водица, звездочки; «Символ огня — спираль — самый мощный символ.»
мост — символ Земли — растения и дожди; «Прямые линии, квадраты, треугольники — это всё земля.»
Звезда по центру – Коло – Род;
символ Лебёдушек – Рожаниц;
Момент РОЖЬдения из яйца Рода
— это два состояния (разветвление, как усики растений на рисунке) Единого;
Коло красного цвета говорит о том же — о самом моменте РОЖЬдения.
Есть росток из Семли в небеса – символ зерна, РОЖЬ
РОЖЬ = РОЖЬдение = РОЖаница = МАКОЖЬ;
Всевозможные спиральки на рисунке и их вибрации — распространяющиеся от них линии говорят о движении;
Два вида спиралек: одни вытянуты, другие – вкруг,
означают: Коло – Круг – Ход – Год.
Та спиралька, что вытянута и вибрирует — символ Змей – Гад – Год – Бог – Ход времени;
На боку: пёрышки со стороны неба и проросшие зернышки со стороны земли.
«Обо всём этом говорит
Мезенская роспись на тарелочке
в доступной, простой форме,
рассчитанной для всех народов Семли,
говорящих на разных языках,
но мыслящих едиными образами.»

цветочники из арт бетона в виде бочки и пеньков . мастер класс.

Далее ссылки не на продолжение моей темы, а просто как доп информация для тех кто интересуется этой темой, то, где я черпала информацию изначально:

изготовление цветочников из арт бетона. работа мастера Василия Дворян

Роспись разделочной доски

Мне нравится расписывать дерево и создавать разделочные доски, которые можно применять не только для декора, но и по их функциональному назначению.

Также я люблю мастер-— так как они позволяют взглянуть на процесс глазами другого человека и многое увидеть иначе. Саму меня иногда спрашивают — рисую ли я перед началом работы полноцветные эскизы на бумаге? Сколько времени трачу на изготовление одной доски? Откуда я беру идеи и т.д.

Я заметила, что ответы на эти вопросы в разнове время у меня разные и они (ответы) помогают реально смотреть на стоимость своего труда, а, следовательно, ценить свой труд и труд другого человека.

Мастер-класс «Домовой» в скульптурно-текстильной (чулочной технике, из капрона) и вываривание колгот

Ну, а теперь сам процесс.

Шаг.1. Идея и выбор доски

Доски впрок я никогда не закупаю. Поэтому чаще всего приобретаю их под заказ клиента или тогда, когда ловлю соответствующее под серию досок настроение. Настроение для целой серии у меня появляется не очень часто, 3-4 раза в год. Вот написала и подумала, может это как-то связано с сезонностью? Надо будет проследить.

В этом феврале мне захотелось сделать серию Рыб. Поэтому первым делом я заказала круглые формы с ручкой у знакомой женщины, чей муж в Закарпатье из бука изготавливает разные интересные формы и вырезает доски по предложенному лекалу. В лучшем случае ждать заказа необходимо около недели.

Шаг.2. Подготовка рисунка

А пока я жду доски, делаю пару набросков на бумаге. Детально я никогда не прорисовываю. Для меня важно зарисовать эмоцию, которую хочу передать на доске, чтобы не потерять ее потом. Выглядит это примерно так. Еще заметила, что когда рисую то и сама гримасничаю: мимически удивляюсь, улыбаюсь, расстраиваюсь. Так легче войти в настроение рыбешки.

Шаг 3. Грунтовка

Когда доски уже на руках, сторону для росписи грунтую клеем ПВА разведенным с водой. С пропорциями я постоянно экспериментирую, но ближе всего к 1:2 или 1:3. Кисточку для этого процесса использую недорогую жесткую и с плоской щетиной шириной 1 см.

Сложность, с которой сталкиваюсь на этом этапе: деформирование доски после контакта с водой или перепада температур (если, к примеру, покупаешь доску на улице зимой и приносишь в теплую квартиру). Избежать этого можно, покупая хорошо просушенное дерево у проверенных изготовителей и лучше в теплое время года и сухую погоду. Но даже и в этом случае, хоть и редко, возможны сюрпризы, а соответственно и отбраковка.

После грунтовки зачищаю сторону для росписи мелкой наждачкой. Время, затраченное на грунтовку досок — один день.

Шаг. 4. Начало росписи.

После легкого наброска карандашом я наношу краску на крупные детали. Желательно в два слоя, чтобы дерево не просвечивало. Все мелочи оставляю на потом. Расписываю художественной гуашью и беличьими кистями 3-го и 7-го размеров. Начинаю от светлых тонов и перехожу к более темным.

#1 Домовой своими руками.Полный мастер класс

В часах, суммарно, роспись может занимать около трех часов. Но сделать это фактически невозможно. Так как каждому цвету необходимо давать время на высыхание. Поэтому сам процесс росписи одной доски длиться от 2-3 дней до пары недель (если есть дополнительная загрузка). Дольше этого времени я стараюсь не затягивать, так как могу потерять настроение доски. Хотя бывают исключения.

В идеале я сразу расписываю от трех до пяти досок. Пока на каждой прорисую области, например, желтого цвета, они высыхают и я перехожу к оранжевому и т.д. Цвета между собой стараюсь не смешивать. Могу облегчать ультрамарин белым цветом или для сочного салатового смешивать зеленый с лимонно-желтым.

Так выглядит окончательная роспись:

Бывает так, что изготовители доски хорошо протирают ее подсолнечным маслом. Считается, что именно это процедура и защищает ее от деформации при контакте с водой, так как та не может впитаться (насколько я понимаю). Я заказываю доски не промасленные, иначе гуашь не сможет ложиться на ее поверхность равномерно.

Шаг.6. Лакировка

Когда роспись окончена доску необходимо покрыть защитным слоем лака, чтобы ее затем можно было использовать по назначению. Я перепробовала множество лаков — яхтный, мебельный, акриловый на водной основе! Результат последнего оказался плачевным, так как рисунок размазался ведь, гуашь легко разбавляется водой. Остановилась на лаке ПФ-170. Мне он нравится по качеству (густоте и времени высыхания), прочности покрытия и запаху. Лакирую в резиновых перчатках с помощью поролоновой губки.

Первый слой лака впитывается через краску и его практически не видно. Вот как на этой картинке. Зато (сюрприз!) видоизменяются цвета росписи. Светлые могут стать более прозрачными и будут видны полосы древесины и мазки, а вот оттенки ультрамарина, зеленого и коричневого становятся более насыщенными и глубокими.

Лакировать желательно на улице или в хорошо проветриваемом помещении при температуре 17-25 С. Сохнет один слой лака около суток. В идеале необходимо покрыть доску 3 слоями, дать ей 3-4 дня до полного затвердевания лака, а затем пройтись по поверхности мелкой наждачной бумагой. Тогда лаковая поверхность станет гладенькой и ее можно покрывать завершающим слоем лака. Раньше я покрывала шестью слоями лака, затирая наждачкой поверхность после 3, 4 и 5-го слоев. Но сейчас вижу, что четырех слоев вполне достаточно.

Хорошо лакированная работы выглядит так: равномерно поблескивает на солнце. Хотя на самой поверхности, конечно многут оставаться следы кисти или губки — это же хендмейд!

Шаг 7. Завершающий

Когда дощечка готова, необходимо хорошенько обработать тыльную сторону крупной наждачкой, так как на ней часто остаются лаковые отпечатки пальцев. Это трудоемкая работа, требующая силы. Для нее у меня есть специальный электроприбор для полировки.

Теперь остается придумать посыл самой дощечки: о чем она? какую историю хранит в себе? Когда история готова, я ее распечатываю на картоне и нашиваю на льняное полотно, натуральной нитью прикрепляю к доске и декорирую бусиной.

Вот собственно и все. Теперь дощечку можно фотографировать и выкладывать в интернет-магазин.

СМИ о Самойлове И.Д.

«Сто вопросов о Самойлове»

Мы уже писали о том, что 2022 год на территории МО Алапаевское объявлен годом Ивана Даниловича Самойлова. Причина проста: в год 90-летия нашего замечательного земляка предстоит очень много сделать для сохранения его памяти. К сожалению, многие из нас очень мало знают о жизни и работе Ивана Даниловича. Заезжие туристы знают о нем несравнимо больше. Казалось бы, Нижняя Синячиха рядом! Приезжай, смотри, удивляйся, гордись! Но спешка, заботы, лень… Викторина, которая стартует в «АИ» и должна финишировать к началу больших юбилейных торжеств в сентябре этого года, когда и будут названы имена победителей, содержит в себе около сотни вопросов о жизни Ивана Даниловича. Вопросы, в общем, не сложные. Несложные для тех, кто читал книги и газетные статьи или бывал в Нижнесинячихинском музее деревянного зодчества и народного искусства под открытым небом. Главное, быть внимательным и настойчивым, зорко следить за публикациями в «Алапаевской искре», и победа у вас в кармане! Итак, начнем с самого простого: 1.Где и когда родился первый Почетный гражданин Свердловской области? 2.Имя и отчество главной помощницы и единомышленницы создателя Нижнесинячихинского музея-заповедника? 3.Его воинское звание и солдатская «профессия»? 4.Мирная профессия Ивана Даниловича Самойлова. 5.Как сам Иван Данилович определял свое увлечение-призвание: -коллекционер; -краевед; -хранитель. Ответы с точными личными данными и обратным адресом присылайте до 2 июня в редакцию «АИ» по адресу: г. Алапаевск, ул. С. Перовской,13. Следующий выпуск викторины «Сто вопросов о Самойлове» выйдет 7 июня Редакция «АИ» БОЕВОЙ ПУТЬ ИВАНА ДАНИЛОВИЧА Каждый житель Алапаевска и района знает Ивана Даниловича Самойлова, прежде всего, как основателя и директора уникального музея-заповедника в селе Нижняя Синячиха. При этом мало кто помнит, что судьба его неразрывно связана с событиями Великой Отечественной войны. Можно даже сказать, что участие в военных действиях сформировало его жизненную позицию и во многом повлияло на дальнейшую жизнь. На основе воспоминаний самого Ивана Даниловича, бесед с его родными и близкими, коллегами, мы постараемся восстановить фронтовую биографию лейтенанта Ивана Самойлова. Иван Данилович родился в 1922 г. в деревне Исаковой Алапаевского района. Родители его были крестьянами, работали в местном колхозе. Закончив 7 и 8 классы в Алапаевской средней школе №2, молодой парень устроился в районный землеустроительный отдел (г. Алапаевск) помощником старшего землеустроителя. Отсюда в июне 1941-го, за несколько дней до начала войны, был призван на военную службу и почти сразу отправлен на курсы подготовки лейтенантов. В течение пяти месяцев прошел ускоренный курс по специальности командира пулеметного взвода, по окончании которого в ноябре 1941 г. ему было присвоено звание младшего лейтенанта. Кстати, вместе с ним на курсах, по-видимому, учился другой уралец – будущий герой Советского Союза Степан Андреевич Неустроев, который прославился тем, что в мае 1945-го водрузил знамя над фашистским рейхстагом. Наверняка встречался Ивану Даниловичу в те дни и другой курсант училища – Валентин Иванович Варенников, будущий генерал армии. Молодой офицер Самойлов, только что окончивший училище, направляется под Москву, на Западный фронт, для командования пулеметным взводом. И.Д. Самойлов ЗА ТЕХ, КТО КОМАНДОВАЛ РОТАМИ Военная часть, куда поступил Иван Данилович, относилась к народным ополчениям. В отличие от формирования регулярных воинских частей в ополчение люди не призывались. Наоборот, туда шли те, кто не подлежал призыву в армию, но стремился принять непосредственное участие в вооруженной борьбе с агрессором. Социальный состав ополченцев был очень широким – рабочие и инженеры, экономисты и юристы, научные работники и служащие. Однако неоднородность социального состава не отражалась на боеспособности. Образцы мужества и героизма проявляли все — и рабочие, и инженеры, и ученые, и писатели. В составе своей военной части Иван Самойлов прошел в те дни через всю Москву, повидал многое. Вот как он позже описывал свои впечатления о столице в военное время: «Москва была очень суровая, на улицах люди встречались редко. Улицы перегорожены были штабелями мешков с песком, ежами, колючей проволокой. На горе Поклонной, напротив Филей, были вырыты противотанковые рвы, надолбы». Начиная с июня 1941 г., немцами велась бомбардировка Москвы с воздуха. И конечно, все это производило определенное впечатление на молодого лейтенанта Самойлова. Вспоминая об этом времени, Иван Данилович не раз упоминал имя одного из солдат, который служил под его командованием. Его фамилия была Мещерский. В мирное время он учился в архитектурном вузе. По словам Ивана Даниловича, каждый раз после бомбежек этот боец выходил и смотрел, насколько пострадало то или иное архитектурное строение. Иван Данилович как человек любознательный, ходил с ним и тоже интересовался. Очень уж переживал архитектор, объясняя какой стиль и какого века строение. А вот другого солдата, служившего под его командованием, Иван данилович не смог вспомнить. Зато знаменитый артист Владимир Этуш, а тогда молоденький паренек, также сражавшийся в рядах народного ополчения, упоминал, что его первым фронтовым командиром был уралец Самойлов. Первый бой младший лейтенант Самойлов запомнил на всю жизнь. Он произошел в самом начале декабря 1941-го, почти сразу по прибытии на фронт. Вот как его описывал Иван Данилович: «Стрелковой роте был придан наш пулеметный взвод. Роте ставилась задача овладеть деревней Перовой, а мы должны были поддерживать огнем ее наступление. После артподготовки, рота пошла в атаку, но тут же залегла – мешал немецкий дзот. Я должен был двумя пулеметами «максим» подавлять дзот, но один из пулеметов вышел из строя. Тогда я скомандовал третьему пулемету накрыть немецкий дзот огнем, дзот замолчал. Рота вскочила, пошла в атаку и овладела первой и второй траншеей и захватила д. Перову. На всем протяжении наступления пулеметный взвод не отставал, поддерживая наступление пехоты огнем пулеметов». За умелое руководство взводом и проявленную смелость молодой офицер был награжден медалью «За Отвагу» — в те времена (1942г.) это была большая награда. Позднее получил медаль «За оборону Москвы». И.Д. Самойлов (первый справа) с сослуживцами А.П. Харитоновым и В.П. Васиным. Латвия, г. Лиепая, 1946 г. СОЛДАТСКИЕ БУДНИ Иван Данилович редко рассказывал о трудностях войны. Но его немногочисленные рассказы сразу врезались в память. Как, например, такой случай: «В марте 1942-го мы освободили одну деревню. Домов мало стояло, все торчали печные трубы. Казалось, мирного населения нет. Но когда подошла ротная кухня, мы стали есть из котелков чумизную кашу. И, откуда ни возьмись, словно из-под земли появились три мальчика, оборванные, грязные и худые, как старички. Один сам подошел ко мне, ничего не говорит, а смотрит мне в рот, как я ем. Я еле себя удержал от слез, есть больше не стал, посадил мальчика в ряд с собой, отдал ему котелок, ложку и маленький кусочек хлеба. Да, это был уже не ребенок, а взрослый человек, ничего не говорил, но глаза выражали, что видел и пережил много. И таких случаев на войне было много». В июле 1942-го в районе Можайска Иван Самойлов был ранен. Пуля попала в правый коленный сустав, пройдя колено, раздробила кость. Раненого вытащил с поля боя старый солдат Щеглов. Так Иван Данилович оказался в подмосковном эвакогоспитале. Несколько суток он бредил, находясь в беспамятстве, чудом уберегся от гангрены, а стало быть, от почти неизбежной ампутации и костылей. А потом, выздоравливая после ранения, лежал на госпитальной койке, вспоминал довоенное житье-бытье, деревню, в которой родился, свое детство, и, по его словам, на белом потолке больничной палаты будто проступали чудесные яркие цветы, какими были расписаны потолки родного дома в Исаковой. Видимо, для молодого человека этот момент стал еще одним из озарений. Тогда-то и ощутил по-новому декоративную роспись крестьянских домов. Как писал потом Иван Данилович: «Я воспринимал и ощущал ее (роспись) как частицу самого себя, поэтому впоследствии в моих собирательских трудах домовая роспись заняла главное место». В ноябре 1943-го Ивану Самойлову было присвоено очередное воинское звание — из младшего лейтенанта он стал лейтенантом. Новое звание повышало ответственность – Ивану Самойлову было поручено командовать пулеметной ротой 334-го отдельного пулеметного артиллерийского батальона. В феврале 1944 г. был переведен в 422-й отдельный пулеметный артиллерийский батальон на должность командира пулеметного взвода. В этот период войны часть, в составе которой служил Иван Самойлов, участвовала в освобождении Прибалтики (1943-1944 гг.). Здесь он был контужен – так что некоторое время ничего не слышал, голова была разбита. Лечение проходил в госпитале в г. Лиепаи (Латвия). Октябрь 1944-го. До окончания войны – десять месяцев. Начальство делает ставку на лейтенанта Самойлова, отправляя его на курсы усовершенствования офицерского состава пехоты. В личном деле сохранилась служебная характеристика на командира пулеметного взвода 422 отдельного пулеметного артиллерийского батальона 157 Укрепрайона лейтенанта Самойлова И.Д.. «… Бдителен. Военную тайну хранить умеет. Политически развит. Проявляет заботу о своих подчиненных, принимает участие в партийной и общественной работе. Имеет деловой и политический авторитет…» В характеристике точно подмечены черты характера Ивана Самойлова. Люди, знавшие его, отмечают, что до конца жизни он оставался мягким и интеллигентным в общении, критичным к себе и очень ответственным. Требовательным, настойчивым, неуступчивым, когда касалось дела. Неприхотливым и скромным в быту. Талантливым организатором, который сумел поднять людей и на реставрацию храма. Учеба растягивается почти на год, здесь Иван Данилович и встретил окончание войны. ПОСЛЕ ПОБЕДЫ Почти сразу после окончания войны началась демобилизация военных частей. Из офицеров расформированных частей создавались резервные офицерские полки. В один такой резервный полк, расквартированный в Горьком (теперь Нижний Новгород) был определен Иван Данилович Здесь он в течение трех месяцев занимал должность преподавателя огневой подготовки. Ну а первый мирный 1946 год Иван Данилович опять встретил в Прибалтике, в Латвии, куда был направлен из резервного полка. Здесь он командовал ротой 35-го отдельного пулеметного артиллерийского батальона. Казалось, жизнь складывалась определенным образом. Судьба была определена, быть Ивану Даниловичу кадровым офицером, служить там, куда отправит его Родина, получать звездочки на погоны. В армию Иван Данилович пришел сразу после школы, по сути, единственное, что он умел – защищать Родину. Но вскоре произошли события, которые кардинально изменили взгляды Ивана Даниловича на дальнейшую жизнь. В апреле 1946-го он был премирован отпуском домой. С радостью и грустью встречали его родные. Два из четверых братьев Самойловых погибли на Великой Отечественной. На Ивана родители очень рассчитывали. Вернувшись в армию, он написал рапорт об отставке. Пока Иван Данилович пытался решить свой вопрос с увольнением из армии, в стране и мире разворачивались глобальные события. Начавшаяся еще в августе 1945-го война с Японией завершилась перемирием. По его результатам Советскому Союзу отходили Южный Сахалин и Курильские острова. Летом 1946 года лейтенант Иван Самойлов был включен в состав маршевой роты, направляемой для службы на Курильские острова. Несмотря на принятое командованием решение, Самойлов не оставляет своих попыток уволиться из армии, и в конце концов добивается своего. В сентябре он окончательно вернулся домой, и началась новая гражданская жизнь. Многое еще будет: работа землеустроителем и женитьба, воспитание сына и коллекционирование предметов народного искусства. А потом Иван Данилович по собственной инициативе начнет реставрацию заброшенной церкви Преображения в Нижней Синячихе, на базе которой в 1978 г. откроется целый музей уральской народной росписи. Но и воинская стезя Ивана Даниловича не закончилась: уволившись из армии, он еще долгие годы числился в запасе. В 1967-м ему было присвоено очередное звание старшего лейтенанта, а в 2000-м – звание капитана. Помимо упомянутых медалей «За отвагу» (1942 г.), «За оборону Москвы» (1944 г.), военные заслуги Ивана Даниловича были отмечены орденом Красной Звезды (1944 г.) и медалью «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне» (1946г.) В. РАЩЕКТАЕВА, директор Н.Синячихинского музея-заповедника Фото из архива музея и В. МАКАРЧУКА

Открытие памятника И.Д. Самойлову в г. Алапаевске

Основы народной росписи: Тагильская роспись

АНО «Уральское православное патриотическое общество имени Святителя Николая Чудотворца»

Иван Данилович Самойлов родился в 1922 году. Участвовал в Великой Отечественной войне (офицер пехоты), в том числе в битве за Москву. Награждён боевыми медалями и орденами.

После войны Иван Данилович работает в качестве инженера-землеустроителя. Начиная с 1947 года, изучал историю Среднего Урала, приобрёл на свои средства более 30 коллекций предметов древнерусского и народного искусства, позже безвозмездно переданные музею-заповеднику, который он сам и создал.

С 1967 года занимается практической работой по реставрации памятников каменного и деревянного зодчества. В течение 10 лет он ведёт реставрацию сильно разрушенной Спасо-Преображенской церкви стиля барокко в селе Нижняя Синячиха Алапаевского района (конец XVII века).

В 1978 году Иван Данилович Самойлов в этом здании открывает народный музей уральской домовой живописи, и на свободной территории по берегам реки Синячихи на площади 60 га создаёт музей под открытым небом — заповедник деревянного зодчества и народного искусства: из пяти районов области перевезено и отреставрировано три усадьбы крестьян XVII—XIX веков, четыре часовни, башни острога и сторожевая, ветряная мельница, пожарная с дозорной каланчой, построена плотина-мост, восстановлен старый пруд площадью 25 га.

Кроме этого, под руководством Ивана Даниловича Самойлова в 1991-1999 гг. в городе Алапаевске был отреставрирован Свято-Троицкий собор (Алексеевская церковь)— один из старейших вСвердловской области, первый на Среднем Урале каменный храм.

Мастер класс «Домовой»

В основу идеи архитектурно-художественного решения памятника И.Д. Самойлову положены 3 фундаментальных символа человечества — КРУГ, КВАДРАТ, и ЦЕНТР, имеющих следующие значения:

Основы народной росписи: Вятская домовая роспись

Круг демонстрирует идею космоса, небесного купола, единства, бесконечности и завершенности, высшего совершенства, движения, колеса времени. Он ассоциируется также с культом огня, героев, божества. В христианской мифологии круг символизирует вечность.

Квадрат олицетворяет идею четырехсторонности, ориентации, абсолютного равенства, простоты, права, порядка, истины, справедливости, мудрости, чести, земной стабильности, надежности, неподвижности. Во всех астрологических традициях квадрат представляет землю, материю, ограничение.

Центр (точка) – это символ начала, абсолютной реальности, место конденсации и сосуществования противоположных сил, наиболее концентрированной энергии. Через центр проходит мировая ось, соединяющая небо, землю и подземный мир. Это символ творческой силы, начала и конца всех вещей.

Памятник высотой 4,5 м, выполненный из бронзы, устанавливается на прямоугольном в плане пьедестале шириной 1,7 м, длиной 1,95 м и высотой 1,5 м, выполненном из полированного змеевика.

Бронзовая скульптура И.Д. Самойлова, обращенная к людям, передает нам его главные черты Великого Человека-Подвижника: Простоту, Мудрость, Честь, Совесть, Бескорыстие, Добротолюбие, его Возвышенную Душу и, вместе с тем Непреклонную Волю, Несгибаемость и Самоотверженность в достижении благородной цели всей его жизни — бережного сохранения культовой православной архитектуры, а также лучших материальных и духовных предметов культуры и быта старых русских городов и деревень на Урале.

В этом памятнике Великий Человек и Бескорыстный Подвижник Иван Данилович Самойлов «выходит» к нам — потомкам, защищая собою Собор, преодолевая на своем жизненном пути неисчислимые трудности, преграды и непонимание, словно идя против сильного ветра, сжав свою левую руку в кулаке, а правой рукой придерживая рвущееся пальто, олицетворяя собой все лучшее в Настоящем Человеке и Подвижнике, его Возвышенную, Чистую Душу и Непоколебимость, воплощенные здесь, в его Образе-Символе.

Пьедестал памятника на высоте 1,05 м опоясан по периметру бронзовой полосой – текстовым рельефом с «крылатыми выражениями» И.Д. Самойлова: на лицевой стороне которого объемными буквами (или лазерной гравировкой) набрано «САМОЙЛОВ ИВАН ДАНИЛОВИЧ», на западной его стороне – «ЗДЕСЬ ВСЕ ХРАНИТ ТЕПЛО РУК И ДУШИ РУССКОГО НАРОДА», на восточной стороне – «ДУМА О КУЛЬТУРЕ ЕСТЬ ВРАТА В БУДУЩЕЕ», на южной стороне – «СОЗДАВАЙ КАК МЕРА И КРАСОТА СКАЖУТ».

Таким образом, бронзовая скульптура И.Д. Самойлова на каменном пьедестале, установленная на круглом трехступенчатом возвышении, впи-санном в 10-метровый «Квадрат Стабильности», становится геометрическим и смысловым «Центром» всей архитектурно-художественной композиции площади имени И.Д. Самойлова.

Проект уже согласован с И.О. главы МО город Алапаевск, Начальником отдела архитектуры и градостроительства Администрации МО г. Алапаевска, начальником управления МО г. Алапаевска, ГБУК НПЦ по охране памятников истории и культуры Свердловской области, ключарем Свято-Троицкого Собора г. Алапаевска.

Рыцарь Синячихи

Шедевры домовой росписи Русского Севера (Семенково)

Как только его не обзывали: и “чудаком на букву эм”, и “церковником”, и “мракобесом”. А между тем простой землеустроитель Иван Данилович Самойлов спас для нас, русских людей, несколько десятков архитектурных шедевров.

Показали недавно по телевизору документальный фильм про настоятеля одного из знатных русских монастырей. Всем был хорош батюшка — и строил, и окормлял, и учил — но была у монаха слабость: коллекционировал он картины известных художников. Любил, понимаешь, жить в окружении шедевров. В Доме Самойловых только один предмет старины: настенные часы фирмы “Г. Мозенъ и К”. И в музей села Нижняя Синячиха они не попали по простой причине: их купил в 1900 году отец Ивана Даниловича Данила Николаевич. Хорошо поторговал на Ирбитской ярмарке зерном, самолично выращенным, вот и решил порадовать родных. И кстати часы до сих пор идут. Они как символ несгибаемости Самойлова.

Это сейчас Ивана Даниловича превозносят и поют ему панегирики. При советской власти его деятельность рассматривалась партией не как простое чудачество, а как подрывная деятельность. Дело в том что всего-то в четырех километрах от Синячихи находится шахта, в которой в 1918-м году были зверски замучены члены царской семьи, включая Елисавету Федоровну Романову. И коммунисты старались сей факт скрывать от мировой общественности. И тут — на тебе! — районный землеустроитель принимается самостоятельно реставрировать в Нижней Синячихе Спасо-Преображенский храм. Вроде как, получается, памятник Романовым воздвигает! Это сейчас у шахты строится целый монастырь; в те времена восстановительную деятельность Самойлова рассматривали чуть не как терроризм!

Но Иван Данилович, или, как его и сейчас в просторечии называют, Данилыч — фронтовик, весь в ранениях и медалях. Его партийные бонзы трогать побаивались, в высших сферах партийной иерархии могли неправильно оценить атаку на ветерана войны. Впрочем, могли бы Данилыча и в психушку упрятать. Но здесь Самойлов сам проявил отменную тактическую сноровку, ведь офицер, имеет представление о правильной диспозиции.

Слово “музей” к Нижней Синячихе подходит не очень. Это скорее “идеальное” уральское село, вобравшее в себя все лучшее, что сотворил русский гений, весьма комфортно освоивший за четыре столетия отроги Уральских гор. В Синячихе все доступно, все постигаемо даже без экскурсовода (хотя несколько жителей села именно работают экскурсоводами). По селу вольно раскиданы образцы уральской архитектуры, привезенные из самых отдаленных деревень. Это часовни, дома, усадьбенные и общественные постройки. Есть мельница, кузница и даже пожарная. Здания не пустуют: в часовне Александра Невского размещена экспозиция деревянной резьбы; часовня Вознесения Господня стала выставкой работ крестьянки Христины Денисовны Чупраковой (она вышивала картины); часовня Зосимы и Савватия Соловецких — зал художницы “из народа” Анны Ивановны Трофимовой.

В Синячихе лучшее в мире собрание уральской домовой росписи. Жемчужина — “белая горница” из Тугулымского района, расписанная чудо-мастерами столетие назад. Ну, и довлеет над всей этой красотой сам Преображенский храм: это подлинный шедевр XVIII века, исполненный в стиле “тобольского барокко”. 64-метровый гигант даже издалека смотрится как уверенно рассекающий волны гигантский корабль. С него-то, храма, все и начиналось.

. Из армии Иван Самойлов пришел в 46-м. Еще в 41-м под Москвой он был впервые тяжело ранен, но деревенская закалка (а вырос Иван в деревне Исакова, недалеко от Алалапаевска) помогла встать на ноги; капитан Самойлов, командир взвода пулеметчиков, добил-таки врага в его логове. Вернулся на Родину — на станции Коптелово встретил молоденькую бухгалтершу по имени Аня. Гуляли недолго — с осени и до Рождества — и в 47 году поженились. Анна Ивановна Самойлова с теплотой вспоминает то время:

— . Он был бравый, подтянутый капитан! Кудрявая голова, не пьет, не курит. Девок после войны много было, парни с войны не вернулись. и Бог, наверное, пожалел меня, что подарил мужа. Только блажь на его голову “стукнула”. Сорок лет Синячихе отдал.

# 2 Домовой своими руками .Полный мастер класс

А вот Иван Данилович убежден в том, что Господь именно его “пожалел”. Потому что не было случая, чтобы супруга упрекнула его за увлечение. Она всегда обеспечивала надежный тыл. От города Алапаевска, где живут Самойловы, до Синячихи 15 километров, и частенько Иван Данилович опаздывал на последний автобус и возвращался домой заполночь. Она терпела. Трудно было пережить Самойловым смерть единственного сына Николая (имя ему было дано в честь не пришедшего с войны брата Ивана Даниловича), Иван Данилович даже слег. Однако Анна Ивановна проявила удивительное мужество: она буквально заставила супруга забыть про болезни, встать с одра и работать. Нужно было заканчивать труд над книгой об уральской росписи. Кто знает, чего это стоило ее собственному здоровью.

. В мире ничего случайного не бывает, и когда Самойлов говорит что его выбор на Синячиху пал случайно, он немного лукавит. Он работал землеустроителем в районном отделе сельского хозяйства и земли Алапаевского района буквально протоптал своими ногами. А увлечение стариной, народным искусством в нем проснулось еще до войны. Это судьба так распорядилась, что в 40-м его призвали в армию, после войны нужно было приобрести надежную гражданскую профессию, семью кормить. Тем не менее Самойлов еще с 46-го года начал собирать предметы народного искусства. И только в начале 60-х он задумался: “А для чего, собственно, я все это делаю?” Между тем в Нижней Синячихе совхоз бросил полуразрушенный храм, который уже невозможно было использовать под зернохранилище.

И Самойлов решил отреставрировать храм и сделать там музей. Еще до войны в Нижней Синячихе несчастье случилось: из-за напора весеннего половодья прорвало плотину, перекрывающую реку Синячиху, и спустился пруд, созданный три столетия назад для Синячихинского железоделательного завода. Это после, уже во времена, когда к Самойлову стали проявлять уважение, плотину восстановили, да и вообще музей получил статус государственного. А тогда власть решила поставить крест на Нижней Синячихе, причислила село к разряду “неперспективных”. Ну, и к “блажи” районного землеустроителя отнеслась снисходительно.

Впрочем в райкоме партии нашлись люди, которые были сильно против. Реставрацию Самойлов начал сам и без всяких “благословений” со стороны власти. В то время тенденция была несколько иная: храмы доламывали, объясняя это тем, что они аварийные и дети, играющие на развалинах, могут покалечиться. В райкоме так и говорили про Самойлова: “Вот нашелся чудак! Церковник хренов. ” Кличка “церковник” прилепилась к Ивану Даниловичу надолго. А между тем Самойлов из синячихинских стариков сколотил бригаду — пять человек. Они были пенсионеры, директора совхоза (который просто бесился, видев, что в храме начались работы) не боялись, и кстати, в Бога верили. Директор в отместку дедам покосов не давал, лошадей для пахоты не выписывал, а они на него плевали, отчего тот еще пуще злился и специально гонял трактора вокруг храма, чтобы грязи намесить. Самойлов мужикам платил. Деньги он “нашел”, продав корову (тогда Самойловы скотину держали) и отцовский дом в деревне Исаковой. Ну, и семейные накопления тоже пригодились. По тем временам сумма накопилась немалая — семь тысяч. На них можно было “Волгу” новую купить. Иван Данилович и сейчас убежден в том что поступил правильно. Спасо-Преображенский храм стоит не только денег, но и человеческой жизни.

Мастер класс Сергеевой С. В. Белый цветок «Санкт-Петербургская роспись»

Давила власть по-черному. Самойлова прессовали по полной программе. На закрытом собрании те из партийных, кто войну прошел, выступили за Самойлова: “Ивана Даниловича на фронте в партию приняли, а вы, засранцы, ничего не заслужили. ” Это они к молодой партийной поросли так обращались — тем, кто себе скорую карьеру сделал. Тем не менее в 76-м году Самойлова из партии исключили. Но остановить реставрацию даже партбоссы не могли: Самойлов был председателем районной организации Общества охраны памятников (ВООПИК), реставрацию вел официально, с документацией (все отпуска Самойлов посвящал поездкам в старинные русские города с целью изучения опыта реставрации). И финансирование шло как бы с членских взносов ВООПИКа. Пусть это были жалкие 30 копеек в месяц с члена, но ведь вклад Самойлова считался добровольным пожертвованием, а это не запрещали даже советские законы.

А в селе Нижняя Синячиха абсолютное большинство жителей, глядя на Самойлова, крутили пальцем у виска. Этому же обучали и своих детей. Теперь эти дети работают в музее экскурсоводами и смотрителями (музей дал селу больше 40 рабочих мест), но тогда. “Церковник” — и все тут. Вроде как городской сумасшедший. В 78-м году в почти отреставрированный храм приехал председатель облисполкома Мехренцев. Ходил слух: “Ну, наконец прикроют гнездо мракобесия! И на нашего “церковника” управа нашлась!” А между тем председатель райисполкома, посмотрев два этажа храма, вышел, и прилюдно. похвалил Самойлова! Это были первые не ругательные слова власти по отношению к Ивану Даниловичу за все 17 лет реставрации! Так и сказал: “Ну, Иван Данилович. ты делаешь великое дело. Если что надо — обращайся, будем помогать. ” Народ безмолвствовал. Очень скоро у Музея появился свой автомобиль и даже назначен штат. А ведь даже в районном сельхозотделе коллеги с Самойловым не здоровались и смотрели на него как на потенциального клиента психушки. Когда музей посетил первый секретарь обкома Борис Ельцин и, выпив в восстановленных хоромах XIX века рябины на коньяке, добродушно произнес: “У вас, Иван Данилович, тут, понимаешь. мировой центр культуры!”, все точки на “i” были расставлены.

Канувшие в Лету отрицательные настроения людей Иван Данилович оценивает мудро. Тогда народу в голову вбили, что церковь — это вчерашний день. А злились партбоссы оттого что давил на них комплекс вины за изничтоженный царский род Романовых. Видно шли из Центра секретные директивы: “Не допустить гласности о произошедшем в шахте в 18-м году инциденте. ” Многие из тогдашней молодой поросли коммунистов и сейчас при власти. Приезжают в монастырь Новомучеников российских молиться. Ну, да Бог им судья.

Недавно Ивану Даниловичу земляки подарок преподнесли. Обустроили в Синячихе родник, часовенку над ним срубили. Пригласили на открытие и супругов Самойловых. Хоть и пожилые уже, путь по деревенской улице от Спасо-Преображенского храма к роднику проделали пешком. Подходят — и читают табличку на часовенке: “Данилыч”. Вот стыдоба-то. А синячихинцы кричат радостно: “Сюрприз, Иван Данилыч! Это ж мы всем селом решили. не обессудь. ” Иван Данилович бесконфликтный, решил не перечить. Ну, раз решили люди — пусть.

А вообще — человек, мне кажется, заслужил даже большего, нежели “именной” родник. Много ли на Земле есть людей, о которых, к примеру, академик Дмитрий Сергеевич Лихачев сказал: “Иван Данилович — человек большой и чистой души, воплотивший в себе наилучшие черты национального характера. Каждый экспонат музея — эпизод биографии его создателя, и все вместе они — рассказ о его судьбе, подвижничестве и бескорыстии. ”?

Так пускай всегда течет родник “Данилыч”! И кстати на памятной доске у входа в Спасо-Преображенский храм начертаны имена плотников, каменщиков, кровельщиков, маляров — всех, кто принимал участие в его реставрации.. Своего имени Иван Самойлов на этой доске не начертал.

Мастер-класс Уральская домовая роспись